Как фабрикуют дела в Узбекистане. Судьба Ромитанского хокима Нозимова и его семьи

ГРУППА БЫСТРОГО РЕАГИРОВАНИЯ (ГБР) ПО ПРЕДОТВРАЩЕНИЮ ПЫТОК В УЗБЕКИСТАНЕ

ПРИМЕНЕНИЕ ПЫТОК И ФАЛЬСИФИКАЦИЯ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В УГОЛОВНЫХ ДЕЛАХ ПРОТИВ СЕМЬИ НОЗИМОВЫХ ИЗ РОМИТАНСКОГО РАЙОНА БУХАРСКОЙ ОБЛАСТИ ДО СИХ ПОР ПРОДОЛЖАЮТСЯ

Группа Быстрого Реагирования (ГБР) по Предотвращению Пыток в Узбекистане ранее распространяла (см. электронную рассылку ГБР от 24 сентября 2007г.) обращение семьи Нозимовых к Президенту Республики Узбекистан по поводу пыток и фальсификации уголовных дел в отношении трех членов их семьи со стороны Бухарского областного управления Службы Национальной Безопасности (СНБ) и Бухарской областной прокуратуры. По новой информации, полученной недавно от членов семьи Нозимовых, пытки и фальсификация доказательств в уголовных делах против трех членов семьи Нозимовых до сих пор продолжаются. В нижеследующем своем информационном сообщении ГБР сообщает о новых фактах по данному случаю.

Краткий обзор:

Рассматриваемое дело Нозимовых (Нозимов Аскар Махмудович – бывший хоким (мэр) Ромитанского района Бухарской области, Нозимов Алишер Аскарович – сын Аскара Нозимова, и Нозимов Рустам Махмудович – брат Аскара Нозимова) ГБР расценивает, как очень показательное, для того, чтобы понять, как система правоохранительных органов, включая систему уголовного судопроизводства и других административных ресурсов, применяется для избавления от своих политических врагов и экономических конкурентов. Данное дело относится к категории показательных также и потому, что в деле Нозимовых ГБР зафиксировала явные факты пыток и жестокого, бесчеловечного обращения в отношении подследственных, угроза и давление системы прокуратуры и СНБ на родственников подследственных и свидетелей защиты, принуждение экспертов и свидетелей сфальсифицировать свои заключения.

Президент Республики Узбекистан И. Каримов посетил и Ромитанский район в ходе своего визита в Бухарскую область 14 июня 2007г. и публично выразил свою удовлетворенность работой хокима Ромитанского района Аскара Нозимова. На собрании с фермерами и хокимом района, Президент выразил благодарность за экономические достижения района, подчеркнул, что теперь наступило время для плодотворной работы районного хокима, отвел хокима района Аскара Нозимова в сторону и долго с ним беседовал. На сессии областного Совета народных депутатов Президент выразил наоборот неудовлетворенность работой областного хокима. В Бухарской области начали приговаривать о том, что скоро хокимом Бухарской области станет Аскар Нозимов.

Увидев это, незаинтересованные в этом политические силы в Бухарской области начали искать пути предотвращения этого. Для этого они начали применять всю силу и мощь правоохранительных органов области. Вскоре >сын хокима Алишер Нозимов был задержан и обвинен по ст.ст. 118 ч. 3 п. "д" (Изнасилование) и 103 ч.2 (Доведение до самоубийства) Уголовного кодекса. Хокиму Ромитанского района Аскару Нозимову дали ложное обещание о том, что освободят его сына, если он оставить свою должность, и таким образом вынудили его добровольно уйти с должности. Увидев, что обещание не выполнено, Аскар Нозимов безуспешно попытался брать свое заявление об уходе с должности назад и восстановиться на прежней должности.
Вскоре родной брат бывшего районного хокима Нозимов Рустам Махмудович был задержан с обвинением в совершении ряда экономических преступлений. В последующем его дополнительно стали обвинять и в совершении ряда преступлений анти-государственного характера и религиозного экстремизма (ст.ст. 244-2 - Создание, руководство, участие в религиозных экстремистских, сепаратистских, фундаменталистских или иных запрещенных организациях, 216 - Незаконная организация общественных объединений или религиозных организаций, 209 – Должностной подлог, 155 – Терроризм, 184 – Уклонение от уплаты налогов или других платежей, 189 – Нарушение правил торговли или оказания услуг, 179 – Лжепредпринимательство и другие статьи Уголовного кодекса Республики Узбекистан).

В результате такого варварства у бывшего хокима Ромитанского района Аскара Нозимова случился сердечный приступ и он вынужден был госпитализироваться в Специализированный Кардиологический Республиканский Центр в г.Ташкент. В то время, как бывший хоким Аскар Нозимов находился под "капельницей"в тяжелом состоянии здоровья в Кардиологическом Центре, туда явились следователь Бухарского областного Управления СНБ Л. Имомов, оперативный сотрудник по имени Асад и еще два сотрудника, несмотря на возражения лечащего врача, вынули из вены Нозимова А. "капельницу" и увезли его в г.Бухару. В настоящее время против бывшего хокима Ромитанского района Аскара Нозимов также возбуждено уголовное дело по ст.ст. 244-2 - Создание, руководство, участие в религиозных экстремистских, сепаратистских, фундаменталистских или иных запрещенных организациях, 216 - Незаконная организация общественных объединений или религиозных организаций, 209 – Должностной подлог, 155 – Терроризм и другие статьи Уголовного кодекса – общее число вменяемых Аскару Нозимову статьей УК – 17 статьей.

По результатам предварительного изучения, ГБР считает, что уголовные дела против Аскара Нозимова, Алишера Нозимова и Рустама Нозимова сфабрикованы Бухарской областной прокуратурой и областным управлением СНБ. Против них были применены пытки и жестокое, бесчеловечное обращение. Следствие, прокуратура и суд игнорирует заявления и показания Нозимовых и защиты о примененных к ним пытках. Сотрудники областного управления СНБ и областной прокуратуры фальсифицировали доказательства по уголовным делам, в частности они оказывали сильное психологическое давление на свидетелей и экспертов по уголовным делам и заставляли их давать показания, выгодные для позиции обвинения. Нозимовы наняли адвокатов из г.Бухары, однако, адвокаты не смогли оказать полноценную правовую помощь по этим делам, так как они боялись обидеть местных правоохранительных органов и в результате этого создать лично для себя возможных проблем. После этого Нозимовы вынуждены были пригласить адвокатов из г.Ташкент. Нами также отмечены попытки областного управления СНБ допросить адвоката по фактам уголовного дела его подзащитного Р. Нозимова и посягнуть на неприкосновенность личности адвоката путем изъятия его диктофона и записей. До сих пор диктофон и записи адвоката не возвращены ему.

Уголовные дела Алишера Нозимова и Рустама Нозимова недавно были рассмотрены в суде первой инстанции. Алишер Нозимов был приговорен к 13 годам лишения свободы. Рустама Нозимов был приговорен к 18 годам лишения свободы. Аскар Нозимов до сих пор является подследственным и содержится в следственном изоляторе (СИЗО) № 3 г.Бухары. ГБР считает, что уголовные дела в отношении Аскара, Алишера и Рустама Нозимовых должны быть немедленно прекращены. Сотрудники областной прокуратуры и областного управления СНБ, допустившие пытки и другие правонарушения в отношении Нозимовых, должны понести предусмотренное законодательством наказание.

Детальное описание:

Алишер Нозимов, сын бывшего хокима Ромитанского района, 1982 года рождения, осужден по ст.ст. 118 ч. 3 п. "д" (Изнасилование) и 103 ч.2 (Доведение до самоубийства) Уголовного кодекса, обвинялся в изнасиловании и доведении до самоубийства Шариповой Шахнозы Идиевной, работавшей в одном месте с Алишером Нозимовым (теплица в Ромитанском районе). Факты уголовного дела против Алишера Нозимова явно указывают на то, что дело было полностью сфабриковано. По материалам уголовного дела Ш. Шарипова была изнасилована Алишером Нозимовым трижды!!! (16 ноября 2006г., 12 декабря 2006г. и в середине декабря 2006г. – при этом вопреки требованиям Уголовного кодекса и Уголовно-процессуального кодекса, дата изнасилования Ш. Шарипова не установлена!). Не стерпев унижения после изнасилований, "жертва" Ш. Шарипова якобы решила сжечь себя только 3 июля 2007г. Ш. Шарипова на своем показании в ходе следствия и судебного процесса утверждает, что 16 ноября 2006г. она с подругой вышли после работы в теплице. Туда подъехал А. Нозимов на своей машине. В тот день у одной из девушек, работающих в теплице, была свадьба. Ш. Шарипова, ее подруга и еще трое девушек-работниц теплицы якобы попросили А. Нозимова подвезти их до места свадьбы. А. Нозимов согласился. Приехав на свадьбу на машине А. Нозимова Ш. Шарипова якобы вспомнила, что она не спрашивала разрешения у своего отца и попросила А. Нозимова отвезти ее домой. По пути А. Нозимов якобы свернул на другую дорогу в поле и там ее изнасиловал. Девушки-работницы теплицы, допрошенные в суде в качестве свидетелей, заявили, что 16 ноября 2006г. А. Нозимов не отвез Ш. Шарипову на свадьбу. Когда Ш. Шарипова и другие девушки попросили А. Нозимова об этом, он сказал приедут Яраш Тошев и Гаффор – парни работающие в теплице, и отвезут их. Сказав это, А. Нозимов уехал оттуда. Он вернулся через примерно 30 минут и увидев, что Яраш и Гаффор до сих пор не подъехали, сам посадил 5 девушек на свою машину и отвез их по домам. По словам девушек, допрошенных на суде, как свидетели Ш. Шариповой в машине А. Нозимова не было. Ш. Шарипова и ее подруга по имени Нодира не дождались А. Нозимова и сами пошли домой. Как утверждали коллеги Ш. Шариповой на суде, Ш. Шариповой и другие девушки не могли попросить А. Нозимова сразу отвезти их после работы на свадьбу (по показаниям Ш. Шариповой), так как работа в теплице грязная и после нее девушкам потребовалось бы сначала съездить домой и привести себя в порядок. 16 ноября 2006г. девушки-работницы теплицы, после того, как А. Нозимов подбросил их по домам, встретились около магазина по названии "Талъат" для покупки подарка для невестки. По их словам, Ш. Шариповой и там не было.

Во время судебного процесса защита задала ряд уточняющих вопросов "жертве" Ш. Шариповой, в том числе, почему она не сопротивлялась А. Нозимову во время изнасилования, почему она позволила одному и тому же человеку изнасиловать себя повторно три раза в течение полгода, никому не пожаловалась, продолжала ходить на работу. Ш. Шарипова не смогла толком ответить на эти вопросы. Защита посмотрела видеосъемку празднования праздника Нового Года в коллективе теплицы 29 декабря 2006г. На видеосъемке Ш. Шарипова танцует, как ни в чем бывало и веселится больше всех. Согласно позиции защиты, поведение Ш. Шарипова после так называемых изнасилований никак не соответствовало поведению "жертвы" в таких случаях. В ходе предварительного следствия выяснилось, что в январе 2007г. Ш. Шарипова по отдельности "изнасиловали" также и работники теплицы Яраш Тошев и Рамазон Ахмедов. Факт случайных "изнасилований" женщины мужчинами в столько раз вызывает, мягко говоря, сомнение в правдивости показаний "жертвы" Ш. Шариповой.

По словам девушек-работниц теплицы, поведение и личную репутацию Ш. Шариповой нельзя назвать безупречной, она употребляла спиртные напитки и курила сигареты, любила посещать различные вечеринки и светские мероприятия. Защита установила, что следователь Бухарской областной прокуратуры оказывал сильное психологическое давление на выше указанных свидетельниц во время допроса, требовал, чтобы они отказались от своих показаний, раскрывающих негативное социальное поведение "жертвы" Ш. Шариповой и уговаривал их давать показания о том, что они якобы часто видели вместе А. Нозимова и Ш. Шариповой. Во время всех допросов свидетелей защиты в комнате допроса, кроме следователя и допрашиваемого, присутствовал также и сотрудник Бухарского областного Управления СНБ.

У защиты имеется аудиозапись беседы отца "потерпевшей" Ш. Шариповой, где он утверждает, что сотрудники областного управления СНБ постоянно следят за ними, регулярно вызывают их на беседы, где требуют отчета о том, какие показания они дают против А. Нозимова и требует, чтобы они продолжали обвинять А. Нозимова в изнасиловании их дочери Ш. Шариповой.

Сотрудники Бухарской областной прокуратуры и областного Управления СНБ также принудили судмедэксперта Ромитанского района Санакулова давать ложные показания по состоянию ожогов на теле Ш. Шариповой (ожоги были получены после того, как "потерпевшая" Ш. Шарипова совершила самосожжение" якобы в результате позора после изнасилований. Заключение судмедэксперта Санакулова гласит, что ожоги на теле Ш. Шариповой квалифицируются, как 80 % ожога 3 (а-б) и – 4 степеней. По справкам защиты А. Нозимова и ГБР у специалистов-медиков, в результате такого ожога человек немедленно умирает. Даже ожога 35 % 3 (а-б) степени достаточно, чтобы человек скоропостижно скончался. Согласно медика-специалистам, ожог 1 степени поражает кожу на теле человека, ожог 2 степени поражает кожу и проникает в мускулатуру тела, ожог 3 степени поражает кожу и мускулатуру, и ожог 4 степени уже проникает до костей, поразив сначала кожу и мускулатуру тела. По словам независимых медицинских специалистов, ожог 35 % 3 (а-б) степени также приводит к выделению организмом специфического ядовитого вещества, которое мгновенно поражает центральную нервную систему и приводит к смерти человека, или в редких случаях приводит к сильнейшему шоковому состоянию. Несмотря на это, "потерпевшая" Ш. Шарипова 5-6-го июля (то есть через 2 дня после самосожжения) была допрошена следователем. Когда об этом обстоятельстве адвокат задал уточняющий вопрос судмедэксперту о том, что может ли человек после получения таких ожогов оставаться в живых, судмедэксперт заявил, что "…это произошло по воле Аллаха!".

Уголовное дело против Алишера Нозимова был рассмотрен Коракулским районным судом по уголовным делам в здании Бухарского городского суда. 29 октября 2007г. суд под председательством судьи Т. Тангриева признал Алишера Нозимова виновным и приговорил к 8 годам лишения свободы. Защита Алишера Нозимова намерена обжаловать приговор суда.

Рустам Нозимов – брат Аскара Нозимова, бывшего хокима Ромитанского района, обвиняется по ст.ст. 244-2 - Создание, руководство, участие в религиозных экстремистских, сепаратистских, фундаменталистских или иных запрещенных организациях, 216 - Незаконная организация общественных объединений или религиозных организаций, 209 – Должностной подлог, 155 – Терроризм, 184 – Уклонение от уплаты налогов или других платежей, 189 – Нарушение правил торговли или оказания услуг, 179 – Лжепредпринимательство и другие статьи Уголовного кодекса Республики Узбекистан.

6 сентября 2007г. Ташкентский адвокат Хусан Махбубов добился встречи со своим подзащитным Р. Нозимовым, содержащимся в СИЗО Бухарского областного управления СНБ. Сотрудники СНБ принуждали Р. Нозимова давать показания против своего брата Аскара Нозимова, утверждая о том, что Аскар Нозимов поддерживал связи с религиозными экстремистами, совершившими теракты 2003-4 г.г., в том числе с Фазлитдином Тухтаевым, обеспечивал их несколькими тысячами долларов США. Все эти показания от Нозимова Р. были получены методом пыток, следы которых адвокат Махбубов Х. увидел на теле Р. Нозимова (сильные внутренние боли в области груды и нижней части живота, повреждение перепонок ушей, синяки на теле) во время встречи с ним. Р. Нозимов сообщил адвокату о том, что сотрудники СНБ отвезли его в СИЗО № 3 г.Бухары и избили там. Более того, он был заключен на время в специальную камеру и избит группой неизвестных ему заключенных. По этим фактам правонарушения в отношении своего подзащитного адвокат Х. Махбубов стал безрезультатно обращаться в различные официальные инстанции, начиная от Бухарской областной прокуратуры до центральных аппаратов правоохранительных органов республики.

Более того, адвокат обратился к старшему следователю областного управления СНБ Ф. Олтиеву с ходатайством о назначении с участием адвоката судмедэкспертизы или освидетельствования телесных повреждений, полученных Р. Нозимовым. Данное ходатайство адвоката было просто игнорировано следователем без каких-нибудь комментариев. После получения адвокатом доступа к своему подзащитному, Р. Нозимов отказался от своих ранее данных показаний. Действия сотрудников СНБ Бухарского областного управления СНБ противоречат ст. 26 Основного Закона Республики Узбекистан, которая гласит: "Никто не может быть подвергнуть пыткам, насилию, жестокому или унижающему человеческое достоинство видам обращениям и наказаниям". Основываясь на это положение, адвокат Х. Махбубов обратился в Бухарскую областную прокуратуру с ходатайством о возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников СНБ по ст. 235 (Пытки) Уголовного кодекса. Однако областная прокуратура переправила жалобу адвоката в областное управление СНБ. По Закону, прокуратура обязана была сама среагировать на такое обращение и проверить изложенные в нем доводы. Прокурор даже не постеснялся отправить адвокату письмо-уведомление о том, что его жалоба направлена в областное управление СНБ для изучения!

Увидев настойчивость адвоката найти реальную причину телесных повреждений Нозимова Р., следователем СНБ были предприняты меры вообще не допускать его к своему клиенту и нарушить право на конфиденциальную встречу клиента со своим защитником. Еще один пример нарушения профессиональных прав адвоката это изъятие у него диктофона. При изъятии диктофона адвокат напомнил следователю СНБ о том, что он нарушает положения ст.ст. 4, 6 Закона "О гарантиях адвокатской деятельности и социальной защите адвоката". Согласно этому Закону, "личность адвоката неприкосновенна", "неприкосновенность адвоката также распространяются и на его жилище, служебное помещение, транспортно средство, находящееся в его пользовании и средства связи, его коммуникациям и перепискам, его вещам и документам". Изъятие выше указанных вещей допускается только по санкции Генерального прокурора Республики Узбекистан, Прокурора Республики Каракалпакстан, областных прокуроров, прокурора г.Ташкент и приравненных к ним прокуроров.

Еще одна попытка Управления СНБ по отстранению адвоката от дела состоит в том, что по факту телесных повреждений подследственного следователь попытался допрашивать адвоката Х. Махбубова в качестве свидетеля. Эта попытка подразумевала привлечение Х. Махбубова к делу в качестве свидетеля и таким образом исключить его участия в деле в качестве адвоката. Адвокат указал на противозаконность такого действия следователя в протоколе допроса. Следователь СНБ нарушил ст. 10 Закона "Об адвокатуре", где указано, что адвокат не может быть допрошен по поводу фактов, ставших ему известным в ходе выполнения своих профессиональных обязанностей. В последующем, когда уголовное дело было передано в Бухарскую областную прокуратуру, защита обнаружила, что документы дела, касающиеся изъятия диктофона адвоката и его допроса в качестве свидетеля по фактам уголовного дела, не было в документах деле. Защитой была подана жалоба с требованием возбудить уголовное дело по факту фальсификации материалов уголовного дела. Данная жалоба осталась без ответа.

Если телесные повреждения были нанесены Р. Нозимову 20 августа 2007г., начальник следственного отдела СНБ Л. Имомов провел освидетельствование по факту телесных повреждений Р. Нозимова только 18 сентября 2007г. Данное следственное действие проводилось без участия адвоката. До начала данного следственного действия, подследственный Р. Нозимов попросил присутствия своего адвоката, но Л. Имомов заявил ему, что его адвокат Х. Махбубов якобы отказался дальше представлять интересы Р. Нозимова. Л. Имомов предложил Р. Нозимову нанять другого адвоката. Р. Нозимов отверг это предложение. В действительности, адвокат Х. Махбубов в тот день целый день простоял у здания областного управления СНБ в ожидании свидания с клиентом.

В ходе судебного процесса подсудимый Р. Нозимов отказался от ранее данных показаний и заявил, как сотрудники областного Управления СНБ пытали его непосредственно сами и через других заключенных. Он также заявил о болях на груди и повреждении ушных перепонок. Он утверждал, что начал испытывать реальные проблемы со слухом вследствие примененных к нему пыток во время следствия и очень плохо слышит то, что говорится в ходе судебного процесса. Его показания о пытках были отклонены судом, как попытка избегать наказание за совершенное преступление. Ходатайство защиты о назначении судмедэкспертизы было отклонено судом. Адвокат Р. Нозимова Х. Махбубов также сообщил о нарушениях его профессиональных прав следователем СНБ. Адвокат также ссылался на нарушение следователем СНБ международных обязательств Республики Узбекистан по Международному Пакту о Гражданских и Политических Правах. Суд также проигнорировал и эти доводы защиты и отказался прокомментировать их.

Более того, 20 сентября 2007г. по заказу областного управления СНБ была подготовлена телепередача по поводу уголовного дела против Нозимовых и по местному телевидению она была выпущена в эфир. Телепередача утверждала о том, что вина Нозимовых доказана. Во время трансляции заказной телепередачи, вина Нозимовых еще не была доказана в судебном порядке.

Аскар Нозимов – бывший хоким Ромитанского района Бухарской области, обвиняется по ст.ст. 244-2 - Создание, руководство, участие в религиозных экстремистских, сепаратистских, фундаменталистских или иных запрещенных организациях, 216 - Незаконная организация общественных объединений или религиозных организаций, 209 – Должностной подлог, 155 – Терроризм и другие статьи Уголовного кодекса – общее число вменяемых Аскару Нозимову статьей УК – 17 статьей.

В данное время Аскар Нозимов содержится в СИЗО № 3 г.Бухары. Несмотря на наличие справки врачей Специализированного Кардилогического Республиканского Центра в г.Ташкенте о том, что ему необходимо стационарное лечение, сотрудники Бухарского областного Управления СНБ насильно забрали его из медицинской койки в Кардиологическом Центра и привезли в г.Бухару. Следует отметить, что в настоящее время Аскар Нозимов не имеет доступа к стационарному лечению в СИЗО. По ходатайству адвоката была назначена судмедэкспертиза для определения состояния здоровья Аскара Нозимова. Местный судмедэксперт дал заключение с двойственным значением, где утверждается, что состояние здоровья Аскара Нозимова позволяет ему принять участие в следственных действиях, но ему также рекомендуется медицинское лечение.

В настоящее время доступ адвоката к Аскару Нозимову имеется. Предварительное следствие находится на заключительном этапе.

По последней информации, по представлению Бухарской областной прокуратуры возбуждены хозяйственные иски против имущества семьи Нозимовых (теплицы и цех по переработке молочных продуктов). Нозимовы приобретали эти имущества через биржевые торги в 2000г. Комиссия по оценке стоимости этих имуществ утверждает, что эти объекты были куплены по искусственно заниженной стоимости. При этом улучшения, которые были вложены в эти объекты Нозимовыми, совершенно не принимаются в учет. По заказному иску Бухарский областной Хозяйственный Суд намерен конфисковать имущество семьи Нозимовых.

Заключение ГБР:

ГБР считает, что уголовные дела против Аскара, Алишера и Рустама Нозимовых заказные и заранее направлены на осуждение Нозимовых. Доказательства по данным делам сфальсифицированы и получены путем пыток и психологического давления, и соответственно не имеют законной силы. ГБР считает, что уголовные дела в отношении Аскара, Алишера и Рустама Нозимовых должны быть немедленно прекращены. Сотрудники областной прокуратуры и областного управления СНБ, допустившие пытки и другие правонарушения в отношении Нозимовых должны понести предусмотренное законодательством наказание.

Действия ГБР:

ГБР совместно с семьей Нозимовых сейчас работает над дальнейшей стратегией защиты Нозимовых. ГБР планирует содействовать семье Нозимовых провести стратегическое судопроизводство по уголовным делам против их родственников.
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Об этом сообщает Руспрес