Годовщина несостоявшейся революции в Туркмении. Маразм крепчает..

Годовщина несостоявшейся революции
Туркменистан встречает ее в условиях усиливающегося авторитаризма

НУРАНИ

26 ноября в Туркменистане официально объявлен нерабочим днем. Страна отмечает Эйд-аль-Фитр, или окончание мусульманского поста в месяц Рамазан. Официально этот праздник в Туркменистане отмечается с 1988 года. Правда, на сей раз он оказался омраченным громким религиозно-политическим скандалом. По данным норвежской организации "Форум 18", туркменские власти закрыли мечеть, имам которой отказался...фактически приравнять к Корану опус президента Туркменистана "Рухнамэ".

Все началось с того, что в мечеть прибыла группа тележурналистов, которые пожелали заснять сюжет как верующие поклоняются сразу двум книгам - Корану и "Рухнамэ". Имам, понятно, пойти на такое святотатство, да еще перед камерами, отказался. Через несколько дней в мечеть прибыли сотрудники госбезопасности, которые опечатали здание. Как отмечает "Форум 18", закрытая мечеть относится к суннитским, в то время как ранее репрессии властей обрушивались главным образом на шиитские мечети (их в Туркменистане посещают главным образом азербайджанцы, уже давно зачисленные Туркменбаши в разряд "неугодных").

Впрочем, на фоне "бархатной революции" в Грузии события в Туркменистане вряд ли имеют шанс привлечь внимание мировых СМИ. Даже если власти страны фактически запретили деятельность в стране НПО, опубликовав новый закон об общественных организациях, согласно которому незарегистрированные НПО не имеют права действовать, даже если их работа полезна для общества, а те, которые получили регистрацию в девяностые годы ХХ века, должны "перерегистрироваться" - как отмечают наблюдатели, в реальности зарегистрировать НПО в Туркменистане практически невозможно.

Однако кульминация противостояния президента Шеварднадзе и оппозиции в Грузии по сути дела совпала с первой годовщиной несостоявшегося народного восстания в Туркмении. Причем, намеченный лидерами туркменской оппозиции план действий, во многом "списанный" со все тех же "бархатных революций" Восточной Европы, более чем напоминает то, что годом позже произошло в Грузии.

Хронология событий тех дней известна достаточно хорошо. 25 ноября из Ашгабата стали поступать сенсационные сообщения: совершено покушение на жизнь "любимого сердара всех туркмен" Сапармурата Ниязова! Позже появились подробности: неизвестные террористы открыли огонь из пистолетов и автоматов по бронированному "мерседесу" Туркменбаши. Правда, сам "великий сердар" этого даже не заметил, но, узнав по прибытии в свой дворец о происшедшем, тут же назвал виновных. Вскоре в Туркменистане начались повальные аресты оппозиционеров, неугодных режиму лиц и контактировавших с ними иностранцев. Среди арестованных оказался и гражданин США, бывший российский тележурналист Леонид Комаровский: когда ценой невероятных дипломатических усилий Вашингтону удалось добиться его освобождения, Комаровского отправили в Баку, а уже отсюда - на Запад.

В Ашгабате даже успели учинить обыск в резиденции посла Узбекистана в Туркменистане, а позже объявить его персоной нон грата. А в предновогодние дни появились сообщения об аресте Бориса Шихмурадова - бывшего министра иностранных дел и вице-премьера Туркменистана, возглавившего позже оппозицию в эмиграции - Народно-демократическое движение Туркменистана. Впрочем, уже через несколько часов в прессе появилось письмо самого Шихмурадова, где он, во-первых, сообщил, что решил добровольно сдаться властям, чтобы прекратить аресты всех и вся. И, кроме того, объяснил, что туркменская оппозиция готовила на конец ноября массовые акции протеста во всех областных центрах Туркменистана - результатом их должна была стать мирная отставка Сапармурата Туркменбаши.

Можно гадать до бесконечности, удалось бы лидерам туркменской оппозиции заставить Сапармурата Ниязова отказаться от власти без большой крови или же на подавление народного восстания были бы брошены все силовые структуры страны? На деле же туркменским властям удалось получить информацию о готовящихся акциях, и по оппозиции был нанесен упреждающий удар: сначала власти инсценировали покушение, а затем устроили кампанию арестов. В конце концов за решеткой оказался и сам Шихмурадов, который теперь отбывает пожизненный срок.

Между тем сходство между несостоявшейся революцией в Туркменистане и состоявшейся - в Грузии одной только хронологией не исчерпывается. И хотя на всем постсоветском пространстве трудно найти более несхожих лидеров, чем весьма популярный за пределами своей страны Эдуард Шеварднадзе, который, по выражению Владимира Путина, "никогда не был диктатором", и Сапармурат Туркменбаши, которого в мире воспринимают едва ли не как карикатуру на самого себя, а политическая реальность Грузии с ее выборами, политическими партиями, оппозиционной прессой и независимыми телеканалами мало напоминает ситуацию в Туркменистане, где президент объявлен пожизненным, сходство все-таки есть. И дело не только в том, что накануне вспышки массовых протестов в Грузии в отставку Шеварднадзе мало кто верил всерьез, точно так же, как большинство считает незыблемым политическое благополучие Туркменбаши. Куда важнее другое: в обеих странах оппозицию по сути дела составили бывшие члены правящей команды.

Сапармурат Туркменбаши, подавлявший "железной рукой" малейшее стремление к инакомыслию, без труда расправился с "Агзыбирликом" - малочисленной организацией диссидентствующей интеллигенции национально-демократического толка, но вскоре столкнулся с "бунтом на корабле" - массовой политической эмиграцией бывших туркменских госчиновников. Как ни удивительно, но похожим образом развивались события и во вполне демократической Грузии: сначала в стране была установлена фактическая диктатура Гамсахурдиа, затем последовала настоящая гражданская война, приход к власти Шеварднадзе, серия арестов практически всех "политических тяжеловесов" Грузии того периода, включая и тех, кому Эдуард Амвросиевич по сути был обязан своим возвращением к власти...

Итак, к началу XXI века дееспособной оппозиции в Грузии, по убеждению многих наблюдателей, не существовало. Однако место ее вскоре заняли члены "команды" самого же Шеварднадзе. Другое дело, что действовали они иными способами и в иных условиях. Тем не менее, и несостоявшаяся революция в Туркменистане, и тем более политический кризис в Грузии, по сути, являются доказательствами одной и той же политической истины: общество без реальной оппозиции не может существовать по определению. И если власти даже удается "выдавить" с политической авансцены прежних лидеров это еще не гарантия, что им на смену не придут новые - уже из самих "коридоров власти". И они могут оказаться куда более опасными для режима.
27.11.2003

Об этом сообщает Роспрес