Как хозяин Самары Константин Ушамирский сделал своего сына-бандита министром

Как хозяин Самары Константин Ушамирский сделал своего сына-бандита министром

Как хозяин Самары Константин Ушамирский сделал своего сына-бандита министром

Об этом сообщает Компромат 2.0

Так, например, почему-то считается, что была такая страна с молочными реками и кисельными берегами – СССР, в которой царила высшая справедливость, тишь да блажь, да божья благодать. И почти никакой преступности, особенно – организованной. Не говоря уж о мафии. Потом внезапно враги разрушили это общество всеобщего благоденствия, начались «лихие девяностые», где всякие непонятно откуда взявшиеся бандиты грабили, убивали и рэкетирствовали. Те из них, кто выжил в эти «лихие времена», скупили Россию на корню и до сих пор не отдают награбленное.

Как это уживается в головах россиян – непонятно, но это их дело. В глобальные дебри недавней истории лезть не будем, нам достаточно точки на карте РФ – города Самары. И семьи Ушамирских – отца и сына – которые разрушают вдребезги вышеизложенную теорию. Потому что, как известно, ничто не берётся из ниоткуда и, соответственно, никуда не пропадает.

Нас в данной истории интересует Ушамирский Константин Маркович, отец. Но начнём с сына – Алексея Константиновича. Который, по воспоминаниям как выживших в девяностые «братков», так и ветеранов-УБОПовцев, начинал те самые девяностые простым вышибалой в ресторане «Океан». И, по воспоминаниям зачинателей «бандитского движения», никаким авторитетом среди «братков» не пользовался – вышибала он и есть вышибала. К тому же первым самостоятельным бизнесом Алексея Ушамирского был стрип-бар «Флеш», в котором желающие могли воспользоваться услугами проституток. Попросту говоря, Алексей Константинович занимался обычным сутенерством, что тоже отнюдь не является почитаемой профессией в уголовном мире.

По воспоминаниям работников милиции, Ушамирский-младший фигурировал в сводках в качестве рядового бандита, каковых в те годы было множество. Но были и странности – если большинство его подельников или село, или погибло, то Алексей Константинович попал на нары только раз. Да и то – это был не приговор суда, а мера пресечения – его в начале девяностых взяли по подозрению в бандитизме, вымогательстве и угрозе убийством. Но по истечению тридцати суток извинились и отпустили, а в деле он фигурировал уже как свидетель.

Ещё более странным стало то, что дальше началась его большая карьера – Алексей Константинович стал партнёром таких известных и авторитетных личностей Самары, как Владимир Вдовин (Напарник), Юрий Быков (Бык), Игорь Сиротенко (Сирота), Дохлый, Сапог. Причём это было именно партнёрство, пусть и не на равных.

Дальше – больше: Алексей Ушамирский все прочнее уходил в бизнес – занялся взаимозачетами между энергетиками и газовиками, во время масштабного кризиса неплатежей в начале 90-х, занимался зачётными схемами с участием АвтоВАЗа, «Самараэнерго», Волжской ГЭС им. Ленина и разных уровней бюджета. Дальше занялся сельским хозяйством, точнее – выбиванием долгов с сельхозпредприятий и фермеров, которые не рассчитывались с банками.

Много было разного. В итоге Алексей Ушамирский – «владелец заводов, газет, пароходов». А те, кто считался «авторитетами» в девяностых, в большинстве своём либо на кладбище, либо в тюрьме. А ведь стартовые позиции и у них, и у Ушамирского были вроде как одинаковы. Даже наоборот – Алексей Ушамирский был, по их понятиям, простой шестеркой-быком, да к тому же сутенером. Но результат несколько обескураживает. Одни – в могиле, другой – бизнесмен, бывший министр транспорта Самарской области и депутат областной думы.

А секрет прост. И вот тут вспомните о том, что нам рассказывают апологеты СССР – дескать, там не было ни мафии, ни преступности, а все чиновники жили на голую зарплату и пахали на благо пролетариата. Ага, щас. Именно так оно и было. Потому что старший Ушамирский, Константин Маркович, который и стал секретом Ушамирского-младшего, и был именно тем, кто входил в ту самую советскую мафию, которой якобы не было.

Это выдержка из официальной биографии Константина Марковича. Кое-что уже, конечно, поменялось – годы берут своё. С должности зама гендиректора Константин Маркович уже ушел. Но своё влияние на город и область отнюдь не утратил – так, например, он был членом конкурсной комиссии, которая отбирала претендентов на должность сити-менеджера Самары в 2014 году; входил в состав организационных структур по стратегическому планированию городского округа Самары; членом комиссии Общественной палаты области по местному самоуправлению. И это – далеко не все. Просто для понимания.

Но вернемся в восьмидесятые, когда Константин Маркович трудился на ниве капитального строительства. Ясно, что поколению, видевшему СССР только в кино, снятом в том же СССР, не понять, что это такое. Но те, кто помнит совок не по фильмам, а жил в нём, сразу же поймут – Константин Маркович не просто имел золотую ложку в руках, а ещё и черпал ней чёрную икру из огромной бочки. Потому что в стране, где дефицитом были даже гвозди, а частных строительных компаний, равно как и магазинов стройматериалов, не было, Ушамирский-старший был не просто большим, а прямо-таки огромным человеком.

И входил в число тех, кого при СССР именовали «начальством». И кто не просто имел доступ к дефицитам (а дефицитом тогда не были разве что газеты «Правда»), а распределял их. И к тому же сосредоточил в своих руках огромные материальные ценности и, что не менее важно, — трудовые ресурсы и технику.

Такое было время – один мог строить, другой мог достать стройматериалы, третий – джинсы, четвертый – подписать ордер на квартиру (в которой надо было немедленно делать ремонт, а унитаз – дефицит), пятый – выделить наряд на покупку машины вне очереди…

Все надо было доставать и договариваться. И доставали, и договаривались. Потому что время было такое, нельзя было пойти в магазин и купить хорошие обои (конфеты, сигареты, носки, туалетную бумагу, макароны etc). Их надо было именно достать. И именно так и зародилась советская мафия. Потому что одни могли одно, а другие – другое.

А за тем, чтобы все было «по справедливости», как показывают наивным совкодрочерам в кино, следила милиция и ОБХСС – «Отдел борьбы с хищениями социалистической собственности». Но там тоже работали люди, которые хотели носить не сандалии Урюпинской фабрики и не штаны местного производства, годные разве что на пугало, а импортные кроссовки и джинсы. И иметь финскую сантехнику в своей квартире, которую ещё надо было умудриться «получить», и курить не «Приму» по 14 копеек, а «Мальборо» по руль пятьдесят… Ну и так далее. Вот и сажали эти доблестные борцы с хищениями несчастных работяг, укравших на родном мясокомбинате пару палок колбасы. А про это нам снимали завлекательное и не очень кино.

А те, кто ворочал миллионами оставались безнаказанными. Потому что знали, с кем и как надо делиться. И в девяностых, когда советская экономика, равно как и страна, рухнули, эта мафия быстренько разобралась с гопотой и новоявленными рэкетирами, возомнившими себя хозяевами жизни. Как только вакханалия первых лет после развала СССР приутихла, оказалось, что материальные ресурсы страны перераспределены между бывшим «начальством» — первыми секретарями обкомов и горкомов, директорами трестов торговли, председателями исполкомов, начальниками отделов капитального строительства и так далее. Понятно, что кто-то из старой элиты потерялся в этом хаосе, кто-то появился новый. Но ничего, по большому счету, не изменилось. Только то, что раньше скрывалось, теперь скрывать было не надо.

Вот и весь секрет семьи Ушамирских – как сына, так и отца, который и дал путёвку в жизнь бывшему вышибале из ресторана «Океан». Приведем в этой связи слова одного и «братков», касающиеся Ушамирского-сына: «У него отец был крутой в администрации. Он раньше в ресторане "Океан" стоял на дверях. Вроде швейцара. Потом шашлыки делал в Аэропорту. Шашлычник. Одно время он с Арсентьевым крутился. Все дела совместные какие то проворачивали. Что то там с Курумочем. Кооператив у них был в "порту". Ну и он себя считал тогда братвой. Но братва его не приняла. И не считала бандитом. Швейцар. Шашлычник... Он потом каким-то образом вышел на Напарника и стал от него работать. Знаю,что его ребята ездили по колхозам и отбирали у фермеров, задолжавших деньги банкам, трактора».

Вот так – шашлычник. И вдруг – входит в ближний круг тех, кто активно делит Самару и область… И милиция его не трогает. А секрет прост – «крутой отец в администрации». Отец – Константин Маркович Ушамирский. Который вовремя понял, что надо свои старые связи с советской мафией быстренько сращивать с новыми нуворишами. И помог своему сыну из «шашлычника» стать министром. Заодно сумел сам не потеряться на этом празднике жизни – в девяностых годах занимал одну из ключевых должностей в Самарском исполкоме, именно в те года и делили ресурсы города, о которых новоявленная «братва» даже не подозревала.

В чем понимал, то и делил – не зря же потом оказалось, что компании Ушамирских владеют самыми интересными участками земли и объектами города. Потому что строят на земле, а землю выделяет как раз администрация города, где Ушамирский трудился замом главы. А потом пересел в кресло заместителя генерального директора АО «Самараэнерго». И как раз в это время его сын занимался взаимозачетами за поставленную энергию фермерам и сельхозкомпаниям, что в итоге дало возможность стать ему аграрным бароном.
А потом стал депутатом и министром, а его отец ушел в частный бизнес. Классическая «семья» из романов о сицилийской мафии. С отечественным колоритом, правда, но мы всё-таки в России.

Теперь Константин Маркович в основном отдыхает. Но о том, что он не утратил влияние на Самару и область свидетельствует его периодическое появление на страницах СМИ, где он выступает в качестве эксперта и такого себе «старейшины» по разнообразнейшим вопросам жизнедеятельности региона.

Автор: Галина Синицына

Источник: Политика и экономика