Андрей Черняков ушел от следствия в страну вечной стройки

В Москве скончался экс-глава НПО «Космос» Андрей Черняков. Благодаря связям с мэром столицы Юрием Лужковым и его администрацией компания господина Чернякова стала исполнителем таких крупных проектов, как строительство Лефортовского и Алабяно-Балтийского тоннелей. Однако позже по обвинению в махинациях с кредитами БМ-банка бизнесмен был объявлен в розыск и выдан России из Польши. Впрочем, его уголовное преследование по нескольким эпизодам завершилось прекращением уголовных дел в связи с истечением сроков давности.

Адвокаты Андрея Чернякова рассказали “Ъ”, что о смерти бизнесмена узнали от его родственников. По их словам, в минувшие выходные господину Чернякову внезапно стало плохо и он был госпитализирован в ЦКБ, где врачи поставили ему диагноз «инсульт». Несмотря на все усилия медиков, господин Черняков скончался в реанимации, не дожив буквально две недели до своего 65-летия. Его похороны запланированы на среду после прощания в ЦКБ.

Андрей Черняков родился в столице, окончил Московский институт химического машиностроения и много лет проработал в Государственном научно-исследовательском институте химии и технологии элементоорганических соединений. На его базе в 1991 году он создал НПО «Космос», которое вначале главным образом занималось внедрением изобретений господина Чернякова. Патенты им были оформлены почти на 25 работ в области строительства. В основном они были связаны с защитой различных строительных конструкций от воздействия агрессивной среды и абразивного износа, усилением фундаментов и строительством подземных транспортных, в том числе двухъярусных, путепроводов.

Благодаря в том числе знакомству с тогдашним мэром Москвы Юрием Лужковым и членами его команды господин Черняков добился участия НПО в целом ряде крупных проектов, которые были успешно реализованы.

Среди них — строительство тоннельно-эстакадного участка Третьего транспортного кольца с подходами к тоннелю глубокого заложения в Лефортово; тоннельно-транспортное пересечение улиц Сущевский Вал и Шереметьевская; реконструкция Ленинградского проспекта от Беговой улицы до станции метро «Сокол» со строительством Ходынского автодорожного тоннеля и многоуровневой транспортной развязки в составе трёх тоннелей у станции метро «Сокол» и многие другие.

Проблемы возникли с Банком Москвы (БМ-банк вошел в группу ВТБ), кредитовавшим строительную компанию. Правда, первое дело в отношении господина Чернякова было возбуждено в 2015 году в Подмосковье: полиция заподозрила предпринимателя в хищениях (ч. 4 ст. 159 УК) при строительстве многофункционального комплекса Академии дзюдо России в Звенигороде, инвестором которого и выступал сам фигурант.

Затем расследование, в котором появились эпизоды мошенничества в сфере кредитования (ч. 4 ст. 159.1 УК РФ), связанные с займом БМ-банка и невыплаты заработной платы (ч. 2 ст. 145.1 УК), оказалось в производстве подразделения ГСУ СКР.

Юристы БМ-банка начали преследовать бизнесмена, давно живущего в Лондоне. В результате многочисленные объекты недвижимости господина Чернякова в Великобритании, Италии, ОАЭ и других странах были отсужены у него кредиторами и выставлены на торги. Сам он, получив два года за неуважение к лондонскому суду, которому не раскрыл все свои активы, уехал в Польшу, где и был арестован по запросу Генпрокуратуры России в 2017 году.

В ноябре 2019 года, устав сидеть в ужасных, по данным его защиты, условиях варшавской тюрьмы, он согласился добровольно вернуться в Россию, где снова попал в СИЗО.

Однако дела о мошенничестве на 30 млн руб. при строительстве академии и невыплате зарплаты в размере 183 млн руб. рабочим НПО в его отношении были прекращены в связи с непричастностью к первому преступлению и истечением срока давности у второго.

Материалы главного дела — о мошенничестве в сфере кредитования — дошли до Мещанского райсуда Москвы только в конце 2023 года. Суд признал, что, являясь главой НПО «Космос», господин Черняков в период с 27 апреля 2011 по 15 октября 2013 года организовал хищение 10,8 млрд руб. кредитных средств из БМ-банка, представив ему «заведомо ложные сведения», а кроме того, частично погашая задолженность, чтобы «сформировать» у представителей кредитора «ложное представление о своём намерении выполнить взятые на себя обязательства». Похищенными средствами господин Черняков распорядился «по своему усмотрению», потратив порядка 3 млрд из них на содержание офиса.

Поскольку десятилетний срок давности истёк ещё до суда, по ходатайству защиты уголовное преследование господина Чернякова прекратили, оставив без рассмотрения и иск к нему, заявленный банком.

Иск в порядке гражданского судопроизводства к нему так и не подали. Защита отмечает, что деньги с господина Чернякова потерпевшая сторона взыскала как с поручителя по кредитам, а потом и за счёт активов самой компании.

Адвокаты господина Чернякова рассчитывали добиться его реабилитации, но соответствующие материалы в суд подать не успели. Сам экс-глава НПО, несмотря на суды и уголовное преследование, по их словам, участвовал в реализации ряда крупных строительных проектов.